Узнайте о том, насколько сегодня выгодно создавать своё дело, а именно интернет-магазины. Рекомендуем хорошую статью о том, чего не стоит бояться в бизнесе и почему создание своего дела не выгодно откладывать на завтра.

Помните, что с МаркетМиксером можно в разы  быстро и доступно поднять количество наименований, а значит и количество покупателей!  О наших возможностях читайте здесь.

 

Почему Дмитрий Костыгин считает кризис лучшим временем для ритейла

Совладелец розничных сетей «Юлмарт», «Рив Гош», «Дикая орхидея» считает, что его время пришло именно сейчас. Дмитрий Костыгин намерен в кризис войти во все сегменты ритейла, в которые не успел войти раньше.

АННА ГОЛЬДБЕРГ

«Какой кризис? Какой застой? Мы входим в эру расцвета российского ритейла»,— описывает обстановку бизнесмен Дмитрий Костыгин. Только на этот год у него в планах строительство не менее двух кибермаркетов компьютерной техники и электроники для принадлежащего ему «Юлмарта», а также запуск двух абсолютно новых проектов.

Первый проект — бельевой. В составе принадлежащей Костыгину группы «Розтех», в которую входят сети магазинов «Дикая орхидея», «Бюстье» и «Дефиле», появится новая сеть «Гранд дефиле» — аналог западной Victoria’s Secret (помимо белья продает домашнюю одежду). Костыгин надеется, что таких магазинов будет около двухсот.

Второй проект — оптово-розничные продуктовые центры «Ряды», и его Костыгин будет реализовывать со своим основным партнером американцем Августом Мейером. Выкуплены уже десятки земельных участков в Санкт-Петербурге и Москве, магазинов должно быть около 50. По словам Костыгина, инвестиции в каждый торговый центр — примерно 1,5  млрд руб.

«В нынешних условиях, когда лично нас ничто не прижимает, нет лишних долгов, а строить и арендовать все в разы дешевле, мы будем инвестировать в десятки новых проектов»,— заверил Костыгин корреспондента «Денег» во время интервью.

Буквы в обмен на доллары

«Да, мы кое с чем прискакали в год Овцы,— улыбается Костыгин и начинает загибать пальцы.— Пять компаний в Питере, три в Москве. Все предприятия управляются великолепными людьми, полностью независимы друг от друга. Одно удовольствие. Моя роль невелика: в периоды эйфории успокаивать, в моменты грусти подбадривать. Никогда бы не подумал, что все так обернется».

Костыгин родился в Нижегородской области, в Арзамасе. Родители работали на местном заводе «Темп-авиа». Дмитрий прилежно учился в школе с английским уклоном, но в 16 уже торговал джинсами в Москве, на Рижском рынке, знаменитом в конце 1980-х годов «островке свободной торговли»: «Вот там под звуки «Ласкового мая» я и начал зарабатывать первые свои приличные деньги». Однако в Москве уроженец Арзамаса остаться не захотел и тем же летом поступил в Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге (после четвертого курса перевелся на заочное отделение Санкт-Петербургского университета финансов и экономики). Здание академии располагалось неподалеку от гостиницы «Санкт-Петербург», и недавний выпускник спецшколы продавал интуристам жетоны для телефонов-автоматов, военную форму, сапоги, шапки-ушанки, водил на экскурсии. Один из интуристов и посоветовал почитать Айн Рэнд. Костыгин был потрясен книгами бывшей соотечественницы, проникся духом капитализма и решил перебраться на Запад, но, съездив в США, понял, что на родине заработает больше. «Я ограничился тем, что встретился с поклонниками Айн Рэнд, пообещал им перевести все ее романы, на что и получил несколько десятков тысяч долларов»,— вспоминает Костыгин. Обещание он исполнил: перевел «Мы живые», «Источник» и трилогию «Атлант расправил плечи», но на это ушло больше времени, чем могло бы («Атлант расправил плечи» был издан Костыгиным только в 1996-м), поскольку переводил он по ночам, а днем воплощал идеи кумира в жизнь.

Рекламное агентство «Бона фиде» вместе с режиссером Станиславом Дремовым, финансовая компания «Дилмейкерс», сеть магазинов джинсовой одежды турецкой марки Colin’s, производитель маргарина, кетчупа и пельменей «Петроимпорт», кондитерское предприятие «Любимый край» — вместе с университетским приятелем Вадимом Гуриновым. Первые проекты Костыгина были вполне успешными: к 2001 году оборот его бизнеса превысил $250 млн. Однако главный успех был впереди, и снова он связан со счастливым для Костыгина именем Айн Рэнд.

Божественный Август

В 1999 году Санкт-Петербург посетил сын американского медиамагната юрист Август Мейер. Поклонник Айн Рэнд, он хотел основать музей в городе, где родилась будущая американская писательница. Мейера тут же познакомили с Костыгиным. К тому моменту Костыгин уже переболел философскими идеями и стремился говорить с Мейером о бизнесе. Помог новому американскому другу основать сеть мини-отелей Rand House, постоянно предлагал новые бизнес-идеи. Одна из них — совместные инвестиции в сеть гипермаркетов «Лента». Сеть принадлежала предпринимателю Олегу Жеребцову и тогда включала в себя всего один гипермаркет, зато обзавелась долгами на несколько миллионов долларов. За $15 млн Мейер и Костыгин получили от Жеребцова 49% акций (из них Костыгин — всего 5%).

Несколько следующих лет акционеры мало занимались «Лентой». Российский партнер Костыгина Вадим Гуринов в 2003 году стал главой компании «Сибур — Русские шины», а друга устроил на должность замгендиректора, а потом и директора Ярославского шинного завода (ЯШЗ), входившего в холдинг. Сотрудники завода вспоминают время костыгинского руководства как очень интересное: их заставляли читать длинные списки книг, сдавать по ним экзамены и ходить в долгие походы. Зато были заграничные тренинги. К 2005 году у завода образовался чистый убыток 89 млн руб., и Костыгин уволился: по его утверждению, «стало неинтересно».

Сразу после ухода из ЯШЗ Костыгин продал почти все акции «Ленты», оставив себе всего 1%. К этому моменту в сети уже было 12 гипермаркетов и выручка перевалила за $1 млрд, поэтому сумма сделки составила $20 млн. На эти деньги Костыгин уехал жить в Швейцарию, но продолжал консультировать Августа Мейера по поводу развития «Ленты». По телефону Костыгин внушал Мейеру, что «Лента» должна активнее развиваться, Мейер транслировал эту позицию на совете директоров, а гендиректор Жеребцов был против. В итоге Костыгин и Мейер потребовали от Жеребцова покинуть пост гендиректора, в качестве основной причины предъявив ему то, что он открыл несколько других продуктовых магазинов — «Норма» якобы втайне от остальных акционеров «Ленты». Жеребцов сражался как мог, вызывал в офис «Ленты» ОМОН и охрану, но с должности гендиректора в январе 2007 года все же ушел. А в мае, после допэмиссии в пользу ЕБРР, остался уже не с контрольным пакетом, а с 35% акций, которые продал в 2009 году по бросовой цене, всего за $110 млн, консорциуму инвестфондов TPG и VTB Capital. Этим фондам предстояло продолжить битву с Мейером и Костыгиным, который ради этого даже вернулся из Швейцарии. В окна офиса «Ленты», в котором забаррикадировался владелец 1% акций Костыгин, летели камни и дымовые шашки. Офис пришлось покинуть, но измученные акционерной борьбой TPG, VTB Capital и ЕБРР выкупили костыгинский 1% за $25 млн, а Мейеру заплатили $1,06 млрд за 40,6% акций. В прессе фигурировали данные, что из своих денег Мейер заплатил Костыгину еще $200 млн. С тех пор во все проекты Костыгин и Мейер вкладывались поровну.

Расправил плечи

«В древности китайцы, как известно, делили землю на две части: одна уже находится под их властью, другая еще нет. Мне кажется, Костыгин с какого-то времени бизнес воспринимает похожим образом,— рассуждает Леонид Довладбегян, директор интернет-магазина «220 вольт».— Хочет войти во все отрасли ритейла».

Начать Костыгин тогда, в 2010 году, решил с инвестиций в небольшой по тем временам интернет-магазин «Юлмарт» с сетью офлайн-кибермаркетов. Вместе с Мейером он вложил в компанию за несколько лет около $170 млн, доведя общую долю до 60% акций. Тогда же Костыгин вложился в компанию Dream Industries, экспериментирующую с интернет-платформами по раздаче музыки и книг (сервисы Zvooq.ru и Bookmate.com), во многом для того, чтобы обеспечить технологическую и контентную базу для «Юлмарта», который должен был стать русским Amazon.com. Эта цель не понравилась основателю компании Алексею Остроухову, за что он и поплатился: Костыгин по привычке развязал акционерную войну и сместил Остроухова с должности гендиректора. Правда, Остроухов позже отстоял права в кипрских судах, но все-таки продал свои 22% акций. Dream Industries больших доходов Костыгину и Мейеру не приносит, однако росту «Юлмарта» помогает.

Сейчас «Юлмарт» — самый большой интернет-ритейлер в России. В прошлом году его выручка достигла $1,3 млрд, в этом, несмотря на изменившийся курс, предполагается увеличить показатель. На 2016-й намечено IPO, в ходе которого компания рассчитывает получить до $1,5 млрд за 25% акций, и несмотря на кризис планы остаются в силе.

Помимо «Юлмарта» весной 2012 года Костыгин и Мейер вложились в обувную сеть Obuv.com с десятками магазинов по всей России. Сейчас Костыгин признает, что это один из самых малоприбыльных активов. «Никто же не знал, что Игорь Яковлев (экс-владелец «Эльдорадо».— «Деньги»), после того как ему не удалось вложиться в Obuv.com, откроет стартап «Карри»,— поясняет Костыгин.— Он нам все карты, конечно, спутал. Но ничего, мы все равно аккуратно растем. В любой момент готовы подключиться, объединиться с «Карри». Но Яковлев пока держится, бодрится».

Присматривается Костыгин и к основному конкуренту по рынку косметики и парфюмерии: у него с Мейером контрольный пакет «Рив Гоша», купленный у группы Finstar Олега Бойко летом 2012 года. За несколько лет владения «Рив Гошем» выручку увеличили втрое, с 10 млрд почти до 30 млрд руб. Однако увеличился и разрыв с лидером рынка — сетью парфюмерии и косметики «Л’Этуаль». «Сейчас они развлекают нас таким спектаклем: продают товар по старым, неповышенным ценам, да еще и со скидкой 50%. Давят ценой,— улыбается Костыгин.— Но нам в принципе это не сильно мешает. Может быть, так станется, что в какой-то момент объединимся».

«Мне кажется, по «Рив Гошу» у Костыгина с Мейером не может быть взрывного роста, а вот по магазинам косметики и бытовой химии «Улыбка радуги», которые партнеры приобрели в том же 2012 году, может,— считает глава агентства стратегического консалтинга No Strategy Андрей Волков.— И за счет развития ассортимента, и за счет открытия магазинов, и за счет переключения потребителей с парфюмерных магазинов на хозяйственные».

Прибыльными и перспективными видятся экспертам и новые проекты Костыгина. «Объемы продаж домашней одежды в прошлый кризис, например, удвоились. Люди тогда стали меньше выходить в свет, больше времени проводить дома. Все как сейчас, почему бы тренду не повториться? — рассуждает управляющий директор Esper Group Дарья Ядерная.— Кроме того, для тех, у кого есть деньги, сейчас лучшее время для расширения торговых площадей. Да и новый формат магазинов «Гранд дефиле» обещает оправдать себя. Больше наименований — больше посетителей. Единственное, им нужно крепко поработать над маркетинговой стратегией, которой сейчас попросту нет. В «Дефиле» сейчас ходят исключительно из-за цен, в «Бюстье» — по случайности, а в «Дикую орхидею» — по памяти, из-за прежнего позиционирования, с тех времен, когда ею владел основатель Александр Федоров». Федоров подобный комментарий принимает за комплимент, но Костыгину выражает благодарность за спасение бизнеса. В 2011 году Костыгин (один, без Мейера) купил «Дикую орхидею» за 400 млн руб. на аукционе — бизнес проходил процедуру банкротства. «Когда мы узнали о первых покупках наших активов, мы было насторожились: о Костыгине ходили слухи как о конфликт-менеджере. Но все оказалось только слухами,— вспоминает Федоров.— Это была самая цивилизованная сделка в России из тех, что я видел. Костыгин — человек предельно честный, интеллигентный и вежливый. Крайне начитан и неординарен».

«Неординарность позволяет ему идти против рынка, показывая и развитие существующих бизнесов, и активную работу по приобретению новых,— рассказывает Волков.— Пока почти все известные участники российского Forbes поглощены спасением тонущих бизнесов и тающих капиталов, ребята Костыгина ходят по рынку и ищут, находят, встречаются, предлагают. И им есть что предложить».

Сам Костыгин за новые проекты ничуть не переживает. Уверен, что через два года они, как и все остальные, не будут нуждаться в его операционном управлении. И тогда он продолжит писать книги: у него в планах их целых две — о маркетинге и новых программах лояльности для бизнеса. «Это не значит, что я устал от ритейловых проектов,— комментирует он.— Разве может устать художник рисовать портреты и пейзажи? Просто можно будет обратить взор на что-то новое».


источник:  http://www.kommersant.ru/doc/2664515

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Go top